Подругам

Дорогие мои подружки!

Как закрытому и немногословному человеку, мне всегда было нелегко завязывать дружбу с вами. Чаще вы ко мне подходили, меня где-то откапывали, чем я вам навязывалась. В юности многие меня избегали из-за моей замкнутости и неумении связать пары слов, я это чувствовала, но ничего не могла с собой поделать. Переделать себя я была не в силах, потому что не знала еще, что значит любить себя такой, какая ты есть.

И я любила себя только тогда, когда вы на меня обращали внимание. Это было такой секундной вспышкой,  а потом снова мрак. Если бы я обозначила краской период моей жизни с шестнадцати до двадцати лет, этот прекрасный для всех (но не для меня) период был бы серый. Невзрачный, блеклый, никакой. Я не чувствовала себя в том месте, где жила и родилась. У меня остались оттуда только две хорошие подруги, старые и верные, которые имели терпение принимать меня любой. Они не читают мой блог, потому как знают больше меня обо мне.

Из глубокой серости я попала в поверхностную пестроту. Из поселка — в город. Это то, что нужно было для моей натуры — спрятаться и раствориться в море новых незнакомых лиц, не рассказывая о себе слишком много и тая то, что не нужно знать другим. Пожалуй, этот период с двадцати до тридцати, был самый другообильный для меня, только дружить кучкой я не умела и вы сменялись довольно часто, от одной работы до другой, то теряясь, то возобновляя дружбу вновь. Я по-прежнему была закрытым человеком, не для всех вас, не для каждых ушей. Кого-то я отпугивала своей неприступностью, а кто прорывался, тому везло видеть меня настоящей. Благодарю вас.

Период белого цвета — цвета рождения ребенка и одновременно цвета пустоты. Вы как будто растворились. С тридцати до тридцати пяти лет я не верила, что вообще способна опять дружить. Настолько повлияло на меня рождение первого ребенка и зацикленность на быте. Дружить с мамами на лавочках мне не хотелось, друзья с работы остались на работе, а друзья новые, к сожалению, не знали о моем существовании. Я замерла. Беспощадное чувство одиночества душило при ежедневном поверхностном общении с людьми,  с которыми я не стремилась к дружбе. «Это конец», — думала я. Конец меня.

Мои тридцать пять плюс — это желтый, яркий, теплый солнечный период. Это мистика, подарки и неожиданные зарождения новой дружбы. Когда ребенку исполнилось пять лет, он начал поставлять мне вас через своих друзей. Его интуитивный выбор стал прямо влиять на мой круг общения. Незаметно, но цепко. Дети умеют выбирать, скажу я вам. Еще они умеют раскрепощать взрослых тёток типа меня и открываться, быть собой.

Что сейчас с моим цветом? Он теплый, мягкий, золотой. Его усилил мой второй сын своим появлением на свет. Мистический 2016 год был даром для многих, в том году разве что мужчины не были в интересном положении. И две девушки, с которыми я еле здоровалась в подъезде и ничего о них не знала, никак не претендовали на более частое общение, пока не родили вторых следом за мной. Одна из вас — яркая высокая блондинка всегда казалась мне высокомерной, а вторая —  брюнетка с грузинскими корнями отпугивала меня уже одной своей бескрайней харизмой. В свою очередь, вам я тоже не казалась конфеткой.

Тем не менее, вопреки всему, у нас сложилась дружба. Та, которая могла бы быть у меня и раньше, но не было хороших учителей. Они тогда еще просто не родились.

Я начинаю разбираться в дружбе. Не брать, а отдавать: время, эмоции, что-то материальное, энергию. Когда ничинаю отдавать, то происходит обмен, но только с правильными людьми, и тогда тебе хочется отдавать им еще и еще…

Мне не нужно сто подруг, так я быстро закончусь, но близкий по духу человек в определенный отрезок времени необходим, как в данный момент в декрете. Я вас не ждала, но была максимально открыта во время второго ожидания ребенка всем трудностям мира и верила только в хорошее. Такое состояние, может, и не придет ко мне больше, уж слишком оно необъяснимое, парящее.

Раньше, мои дорогие, я, как мне казалось, не могла ничего дать своей дружбой. Я была сама себе не интересна, мой внутренний мир искажал и затмевал реальность. Я не хвалила себя, а только ругала, жалела и думала: блин, вот той меньше лет, чем мне, но она взрослее меня во всем: в отношениях, в общении, в поведении. Я думала, почему я не могу так бесстрашно идти по жизни и пожинать плоды? Почему не могу иметь много друзей? Почему мне все дается с трудом?

Потому что те жизни — не мои. Они слишком просты: идти, брать, идти… . А моя: идти, ошибаться, анализировать, снова идти… Чем дольше иду, тем больше понимания, что все в моей жизни было нужно, чтобы научиться.

Мне до сих пор немного лет, скажу вам честно. Пока все проанализируешь… Только теперь я считаю это плюсом, потому что зрелые плоды в конце концов портятся, а недозрелые хранятся дольше.

И напоследок, мои единственные, говорю вам «спасибо». Лично, для каждой из вас! Будущим, прошлым и настоящим. Всех вас помню и люблю.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s